Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Почему-то вспомнилось

Саша Бест
В тот век, когда небо хлестало плетьми
И тучи вязало крылатыми спицами.
Все птицы мечтали, что станут людьми,
А люди мечтали, что вырастут птицами.

Но в день, когда небо осело на лед,
И камни на сердце небесном растаяли.
Все люди вдруг кинулись в первый полет
И ночь бороздили пернатыми стаями.

Но утром они вдруг попадали вниз
Такими бескрылыми, странными, голыми
Корили себя за проклятый каприз
И бились о камни, хватались за головы

А небо звало всех крылатых детьми
Их судьбы вязало огромными спицами.
- Поэтому птицы не стали людьми?
- Нет-нет, это люди не выросли птицами.

19.03.08

Весна


Ох, не понимаю я людей, которые воспринимаю Весну как юную девушку, всю в цветах. Для меня Весна похожа на маму, в самом прекрасном смысле слова. Столько тепла, столько любви и заботы, сколько внимания нужно, чтобы из сырой влажной земли вылезли первые робкие цветы.. Сколько труда нужно, чтобы разбудить деревья и воду, вырастить траву, призвать птиц?
Для меня Весна - это Мама природы.
С Весной, друзья.

Зимнее утро

Вот так начинается зимнее яркое утро в моих краях. Вид из электрички.

Когда выходишь утром из дома - на улице еще ночь. Яркие зимние звёзды во всё небо сопровождают таких бродяг, как я, на их пути, и огромный рукав Млечного Пути, простираясь от горизонта до горизонта, дарует ощущение чего-то невероятного, немыслимо величественного и прекрасного.

Редкие зимние птицы еще спят на ветвях, которые даже не шелохнутся, покрытые снегом и инеем. Ветер молчит. Вокруг царит зимнее снежное безмолвие, под невероятным звёздным куполом небес, и кажется, будто добрая зимняя Сказка - идёт по лесу рядом с тобой.

Ощущение силы момента настолько пробирает, что кажется. будто ты мог бы тут стоять вечно, застыв, подобно дереву, в этой величественной капле Вечности.

И тут край неба начинает загораться утренним светом. Сначала ночь немного бледнеет на восточном краю неба. Она еще сильна, она еще здесь, и западная часть неба - всецело подчинена ей. Но оранжевый. а потом и алый краешек вдруг взрывается цветом и силой, зажигая пол-неба своими чарами. И ночь отступает. Она прячется по оврагам и тёмным местам, но постепенно утро остаточно прогоняет её, давая начало новому яркому дню. Этот день будет полон жизни, полон интенсивности и новых впечатлений. Он будет прекрасен как никакой до него, потому что он давно и бесповоротно влюблён в этот прекрасный Мир.

И так, великая Жизнь продолжается в нас, и во всём что мы знаем и любим, вечная и бесконечно прекрасная.

(no subject)

Микаэль Скотт

Пролог

Дорога, словно птица - лети, лети, лети.
Еще одна страница - не книги, так Пути.
Избалованный ленью, израненный войной
Вот - светом, краской, тенью - весь мир передо мной.

Прекрасный мир-страница, где будущего блик
На наши ляжет лица, создав единый Лик.
Но лист перевернется - и не найти следа...
Блестит в воде колодца осенняя звезда.

Блестит светло и тускло, оброненный медяк.
Великое искусство - идти за просто так,
За ветром, сном и словом, туда, где жизнь жива,
И не считать уловом ни строки, ни слова.

До восхода солнца.

Бывают дни, когда я просыпаюсь раньше него. Честно сказать, это очень красиво. Жаль что всё время спешу. Но сегодня - видел большого серого зайца на поле, высокого чинно вышагивающего аиста там же, и красивую пушистую рыжую белку, буквально в метре от себя. Сфотографировать, к сожалению, не смог: заяц и белка - не хотели быть объектами съёмок, а аист был далеко. Поэтому ограничился вот этим восходом.

(no subject)

Я думал - уже весна, тепло, птички... А у нас опять снег.
В любом случае - с праздником всех, кто причастен.

Прогулочное, зимнее

Вот такая у нас нынче зима.


На улице тепло, и даже почки на некоторых деревьях не напоминают зимние. Лишь бы не додумались листья выпустить..

Вокруг туманы, далёкие и не особо плотные, но когда смотришь на дальний лес или лесополосу - кажется, будто где-то там, в тумане, спрятан вход в волшебную страну. Это ощущение тем более усиливается, чем дальше отходишь от человеческого жилья. И когда всё же достигаешь заветного места - туман отступает, но волшебство - нет.

Все деревья, кусты, травы вокруг - спят, лишь ветер гуляет над кронами. Там и тут слышится стук дятла, какие-то птички возятся в кустах боярышника, и приходит удивительное, сильное, желанное ощущение свободы - такой внезапной, такой желанной, такой правильной... Это ощущение правильности - не покидает. Ты купаешься в нём, как в воде, оно уносит душу и мысли в небеса. И ты паришь вместе с ветром, на его могучих крыльях, над деревьями, проносишься между стволов и травы, здороваешься с вечно занятым дятлом, и увлеченными чем-то воробьями, нежно касаешься рукой шершавой коры, и чувствуешь, как колыбельная песня сама слетает с губ.

Спите, друзья, до весёлой весны,
Пусть унесут вас прекрасные сны
В край благодатный, уютный, родной,
Пусть он согреет вас вечной весной.

Пусть не коснутся вас этой зимой
Ни топором, ни ножом, ни пилой,
Спите, друзья, будет крепок ваш сон,
С этой зимою пою в унисон...

[Spoiler (click to open)]















И много еще всяких мыслей приходит в голову: какие-то обрывки воспоминаний, стихов, снов и магии, и уже начинает казаться, будто я тоже сплю вместе с этими деревьями и кустами, и во сне - вместе с ними - брожу по древнему зелёному лесу, где они - как раньше - высоки, зелены, и не знают никакой беды и увядания. Я слушаю их разговоры, я понимаю их речь, я говорю с ними - и они отвечают мне. Я просто как бы на мгновение оказываюсь внутри их прекрасного сна.

А потом всё проходит, ветер с небес спускается ко мне, и приносит обратный зов, к нынешнему дому. И вновь начинает светиться магией дорога - обратная на этот раз. Я прохожу пелену тумана, прощаясь с этим местом до новых встреч, и домашний очаг зовёт меня назад, будто говоря, что мне еще не время уходить за туман навсегда.

Старое, из архивов. То, что до слёз. И по настроению.

Не выросли птицами
Саша Бест
В тот век, когда небо хлестало плетьми
И тучи вязало крылатыми спицами.
Все птицы мечтали, что станут людьми,
А люди мечтали, что вырастут птицами.

Но в день, когда небо осело на лед,
И камни на сердце небесном растаяли.
Все люди вдруг кинулись в первый полет
И ночь бороздили пернатыми стаями.

Но утром они вдруг попадали вниз
Такими бескрылыми, странными, голыми
Корили себя за проклятый каприз
И бились о камни, хватались за головы

А небо звало всех крылатых детьми
Их судьбы вязало огромными спицами.
- Поэтому птицы не стали людьми?
- Нет-нет, это люди не выросли птицами.

(no subject)

Стихи о весне
Игорь Мазнин

С чего это всюду
Такое веселье,
Такое —
С зари до зари —
Торжество?
С того,
Что справляют
Скворцы новоселье...

И только всего-то?
И только всего!
С того,
Что несётся,
Невзрачный,
Бумажный,
По речке ожившей
Кораблик отважный,
А волны и ветер
Качают его...
И только всего-то?
И только всего!

И только всего,
Что, как прежде красна,
Пришла,
Прилетела,
Вернулась весна!

Старый сад

Большой старый сад тоже был когда-то молодым. Безмерно юный, он даровал не только плоды, но и потрясающее ощущение жизни, молодости, расцвета сил. А теперь вот, по прошествии нескольких десятков лет, оставляет острое ощущение увядания, как оно есть.

Я бы не писал о нём, в конце концов - нету ничего удивительного в увядании в этом мире для эльфа. Он видел многое, и увядание - уж точно не станет для него откровением. Но всё же - меня очень затронул этот сад, его остро ощущаемая старость, так как она показалась мне очень символичной, показательной, показывающей состояние всего этого Мира, как я его вижу.

Скрываемые туманом, виднеются там и тут полуживые деревья, наполовину состоящие из сухих разваливающихся обломков. За их спинами и между ними, будто надгробия, торчат из тумана обгнившие, обломанные пеньки и полностью сухие скелеты. Напоминающие скрюченных стариков, виднеются дряхлые почти мёртвые тени с одной торчащей в сторону веткой. И между ними, в пространствах от давно исчезнувших деревьев, прорастает терновник, полный не просто жизни, а какой-то оголтелой, безбашенной силы, как будто и самому Дьяволу он будет яростно смеяться в лицо.

Я шел по этому саду, сам себе напоминая призрака, слушая старческое ворчание деревьев и редкие голоса смелых зимних птиц, и думал о том, как страшно, как грустно, как нелепо выглядит яростное желание жить среди пепла и увядания, среди такой отчаянной старости. Я думал о том, как много всего уже произошло, как велика и безмерна память, как страшно всё же истинное обличье этого неизменного спутника этого Мира - увядания.

С грустью и тяжелым сердцем ты уходишь,
и нечего больше сказать, так как мир изменился на веки,
и листва на деревьях покрывается золотом, и солнце тускнеет,
как бы хотела я обнять тебя крепче.

Арвен