Category: происшествия

Старый сад

Большой старый сад тоже был когда-то молодым. Безмерно юный, он даровал не только плоды, но и потрясающее ощущение жизни, молодости, расцвета сил. А теперь вот, по прошествии нескольких десятков лет, оставляет острое ощущение увядания, как оно есть.

Я бы не писал о нём, в конце концов - нету ничего удивительного в увядании в этом мире для эльфа. Он видел многое, и увядание - уж точно не станет для него откровением. Но всё же - меня очень затронул этот сад, его остро ощущаемая старость, так как она показалась мне очень символичной, показательной, показывающей состояние всего этого Мира, как я его вижу.

Скрываемые туманом, виднеются там и тут полуживые деревья, наполовину состоящие из сухих разваливающихся обломков. За их спинами и между ними, будто надгробия, торчат из тумана обгнившие, обломанные пеньки и полностью сухие скелеты. Напоминающие скрюченных стариков, виднеются дряхлые почти мёртвые тени с одной торчащей в сторону веткой. И между ними, в пространствах от давно исчезнувших деревьев, прорастает терновник, полный не просто жизни, а какой-то оголтелой, безбашенной силы, как будто и самому Дьяволу он будет яростно смеяться в лицо.

Я шел по этому саду, сам себе напоминая призрака, слушая старческое ворчание деревьев и редкие голоса смелых зимних птиц, и думал о том, как страшно, как грустно, как нелепо выглядит яростное желание жить среди пепла и увядания, среди такой отчаянной старости. Я думал о том, как много всего уже произошло, как велика и безмерна память, как страшно всё же истинное обличье этого неизменного спутника этого Мира - увядания.

С грустью и тяжелым сердцем ты уходишь,
и нечего больше сказать, так как мир изменился на веки,
и листва на деревьях покрывается золотом, и солнце тускнеет,
как бы хотела я обнять тебя крепче.

Арвен

***

На досуге мы любим красивые сказки
О сраженьях, которые смолкли давно.
Мы легко примеряем забавные маски
И охотно играем в героев кино.

Искушенных детей двадцать первого века,
Нас непросто растрогать чужою судьбой.
Мы смеёмся: «Да полно, а было ли это?»
Это было. И было совсем не игрой.
[Spoiler (click to open)]

Это было не в сказке – вставали на битву
И в последнем сражении шли до конца
И, встречая конец, возносили молитву,
Перед смертью и злом не склоняя лица.

Это было – лежала тропа под ногами
И была как судьба – не сойти, не свернуть.
От знакомой калитки – в кошмары и пламя,
Это долг, это рок, это зов, это путь.

Это было не в сказке – сердца подставляли
Не под меч – под проклятье безжалостной тьмы,
За все то, что любили и то, что теряли,
Уходя навсегда, чтобы выжили мы.

Это было – другим отдавали надежду,
Не оставив себе, понимая не раз:
Нет обратной дороги, не стать уже прежним,
Не вернуть беззаботных, незнающих глаз.

Это было – несли непосильное бремя,
Расставаясь с краями, где свет и друзья,
Шли, ломая свой страх, сквозь жестокое время,
Обреченные знать, что вернуться нельзя.

Это было – за другом до самого края,
До предела теней, до смертельной черты,
Шли, себя не щадя, без оглядки сжигая
Все, ведущие к памяти прошлой, мосты.

Шли по лезвию бритвы меж тенью и светом,
И теряли родных, и боролись с судьбой,
И ценою любви становилось бессмертье,
А ценою бессмертия – вечная скорбь.

И эпоха чудес ускользала, как ветер,
И ключи от рассвета в заоблачный край,
Унесли сероглазые звездные дети,
Оставляя нам свой увядающий рай.

Это было – в молчанье последнего моря
С поседевших причалов ушли корабли.
Уносили ветра вековечное горе,
Только горечь разлуки стереть не смогли.

Нет, не в сказках на смерть уходили герои,
И не в книгах ломались границы миров.
Они жили, страдали, любили, боролись,
Чтобы мы не забыли, где зло, где добро.

Не на книжных страницах проходят сраженья:
Наше сердце – вот ставка на этой войне.
И принять неизбежно придётся решенье,
Сделать выбор, на чьей мы стоим стороне.

Между светом и тьмой, между жизнью и смертью
Человек выбирает с начала начал:
Пустота или истина, власть или жертва,
Золотое кольцо – или белый причал.