Category: литература

Прогулочное, зимнее

Вот такая у нас нынче зима.


На улице тепло, и даже почки на некоторых деревьях не напоминают зимние. Лишь бы не додумались листья выпустить..

Вокруг туманы, далёкие и не особо плотные, но когда смотришь на дальний лес или лесополосу - кажется, будто где-то там, в тумане, спрятан вход в волшебную страну. Это ощущение тем более усиливается, чем дальше отходишь от человеческого жилья. И когда всё же достигаешь заветного места - туман отступает, но волшебство - нет.

Все деревья, кусты, травы вокруг - спят, лишь ветер гуляет над кронами. Там и тут слышится стук дятла, какие-то птички возятся в кустах боярышника, и приходит удивительное, сильное, желанное ощущение свободы - такой внезапной, такой желанной, такой правильной... Это ощущение правильности - не покидает. Ты купаешься в нём, как в воде, оно уносит душу и мысли в небеса. И ты паришь вместе с ветром, на его могучих крыльях, над деревьями, проносишься между стволов и травы, здороваешься с вечно занятым дятлом, и увлеченными чем-то воробьями, нежно касаешься рукой шершавой коры, и чувствуешь, как колыбельная песня сама слетает с губ.

Спите, друзья, до весёлой весны,
Пусть унесут вас прекрасные сны
В край благодатный, уютный, родной,
Пусть он согреет вас вечной весной.

Пусть не коснутся вас этой зимой
Ни топором, ни ножом, ни пилой,
Спите, друзья, будет крепок ваш сон,
С этой зимою пою в унисон...

[Spoiler (click to open)]















И много еще всяких мыслей приходит в голову: какие-то обрывки воспоминаний, стихов, снов и магии, и уже начинает казаться, будто я тоже сплю вместе с этими деревьями и кустами, и во сне - вместе с ними - брожу по древнему зелёному лесу, где они - как раньше - высоки, зелены, и не знают никакой беды и увядания. Я слушаю их разговоры, я понимаю их речь, я говорю с ними - и они отвечают мне. Я просто как бы на мгновение оказываюсь внутри их прекрасного сна.

А потом всё проходит, ветер с небес спускается ко мне, и приносит обратный зов, к нынешнему дому. И вновь начинает светиться магией дорога - обратная на этот раз. Я прохожу пелену тумана, прощаясь с этим местом до новых встреч, и домашний очаг зовёт меня назад, будто говоря, что мне еще не время уходить за туман навсегда.

«Зазимки»

Борис Пастернак

Открыли дверь, и в кухню паром
Вкатился воздух со двора,
И всё мгновенно стало старым,
Как в детстве в те же вечера.

Сухая, тихая погода.
На улице, шагах в пяти,
Стоит, стыдясь, зима у входа
И не решается войти.

[Spoiler (click to open)]
Зима, и всё опять впервые.
В седые дали ноября
Уходят ветлы, как слепые
Без палки и поводыря.

Во льду река и мерзлый тальник,
А поперек, на голый лед,
Как зеркало на подзеркальник,
Поставлен черный небосвод.

Пред ним стоит на перекрестке,
Который полузанесло,
Береза со звездой в прическе
И смотрится в его стекло.

Она подозревает втайне,
Что чудесами в решете
Полна зима на даче крайней,
Как у нее на высоте.

Сказки древнего леса.

Там есть такая дорога, по которой мне приходится часто ходить рано утром и поздно вечером, часто в темноте. И вдали, через овраг с прудом, или через поле - видны лесополосы, которые мне помнятся пышными и высокими, а нынче - являют собой печальное зрелище. Но суть не в них. Однажды я увидел в одной из дальних лесополос как будто отблеск от высокого костра, но сам костёр не было видно, потому что было мокро, холодно и сыро, и я вообще сомневаюсь что там на самом деле был реальный костёр а не глюк, хотя отблеск я видел отчетливо. И при этом мне пришла на ум история (вроде как выдуманная)

Когда-то давно, когда эльфы уходили из этого мира, нашлись четверо из них, которые не смогли бросить этот мир без надежды и уплыть. Они видели как с уходом эльфов древние времена тоже истаивают, сменяясь новыми временами, и мир меняется навсегда. Но они хотели сохранить в этом мире хотя бы маленькую каплю того, прежнего, древнего света, чтобы он не до конца ушел в забытьё. Поэтому они нашли небольшую полянку в лесу, обрамлённую пышно цветущим боярышником и терновником, разожгли там костёр и окутали то место мощными чарами, которые не позволяли приближаться к тому месту каким бы то ни было злым духам, и исключали то место из общих законов этого мира. И время там замедлилось в тысячи раз. В то время. как в большом мире проходили века, на той полянке едва успел закончиться час. Эти эльфы зачаровали там всё: костёр, который хоть и был разожжен на дровах. но реально поддерживался их магией, их верой, их Эстель. Они зачаровали то место, и теперь там не было зла, и не было изменения. Оно как бы всё еще живёт в том древнем, забытом в этом мире времени, не смотря на то, что за границами этих чар - сменились эпохи. И еще - те чары позволяли отблеску их костра появляться в поле зрения усталых путников, и согревать их сердца своим теплом. Иногда к их костру забредают добрые духи, погреться и поговорить. Иногда во сне к нему подходят оставшиеся здесь мы, и каждый раз тепло этого костра дарит увидевшему его тепло души и древнюю эльфийскую надежду.

У меня в голове нарисовалась даже картинка, как там сидят в полудрёме четыре эльфа, ожидая очередного усталого путника, как горит костёр, а возле него лежат котомки с хлебом и сыром, и лютня, как время от времени они просыпаются, заводят о чем-то разговор, поют песни, играют на лютне... Как постепенно боярышник из цветов превращается в ягоды, как эти ягоды свисают над головой одного из эльфов...

Короче, вот такая история. Рассказываю так, как она ко мне пришла, не меняя смысла.
Конечно, звучит странно. Но вдруг кто-то из вас однажды в пути увидит отблеск их костра там, где его не может быть - вдали от людей и людных мест например - и он согреет и вас в пути, как уже не однажды согрел меня.

Потому что осень



[Spoiler (click to open)]
Осень. Сказочный чертог,
Всем открытый для обзора.
Просеки лесных дорог,
Заглядевшихся в озера.

Как на выставке картин:
Залы, залы, залы, залы
Вязов, ясеней, осин
В позолоте небывалой.

Липы обруч золотой —
Как венец на новобрачной.
Лик березы — под фатой
Подвенечной и прозрачной.

Погребенная земля
Под листвой в канавах, ямах.
В желтых кленах флигеля,
Словно в золоченых рамах.

Где деревья в сентябре
На заре стоят попарно,
И закат на их коре
Оставляет след янтарный.

Где нельзя ступить в овраг,
Чтоб не стало всем известно:
Так бушует, что ни шаг,
Под ногами лист древесный.

Где звучит в конце аллей
Эхо у крутого спуска
И зари вишневый клей
Застывает в виде сгустка.

Осень. Древний уголок
Старых книг, одежд, оружья,
Где сокровищ каталог
Перелистывает стужа.
(Б. Пастернак)
***

Осень ранняя.
Падают листья.
Осторожно ступайте в траву.
Каждый лист — это мордочка лисья...
Вот земля, на которой живу.

Лисы ссорятся, лисы тоскуют,
лисы празднуют, плачут, поют,
а когда они трубки раскурят,
значит — дождички скоро польют.

По стволам пробегает горенье,
и стволы пропадают во рву.
Каждый ствол — это тело оленье...
Вот земля, на которой живу.

Красный дуб с голубыми рогами
ждет соперника из тишины...
Осторожней:
топор под ногами!
А дороги назад сожжены!

...Но в лесу, у соснового входа,
кто-то верит в него наяву...
Ничего не попишешь:
природа!
Вот земля, на которой живу
(Б. Окуджава)
***

Любви возвышенной истоки
леса и пажити хранят.
Незримо Пушкинские строки
вплелись в осенний листопад.

И среди чуткого молчанья
в купели золотого сна
Душа полна очарованья
И светлых дум она полна.

Родной поэзии свобода
объяла так и даль и высь,
что где тут Пушкин, где природа,
пойди попробуй разберись...
(Н. Рачков)
***

Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.

Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.

Солнце реже смеется,
Нет в цветах благовонья.
Скоро Осень проснется
И заплачет спросонья.
(К. Бальмонт)
***

Меж редеющих верхушек
Показалась синева.
Зашумела у опушек
Ярко – жёлтая листва.
Птиц не слышно. Треснет мелкий
Обломившийся сучок,
И, хвостом мелькая, белка
Лёгкий делает прыжок.
Стала ель в лесу заметней -
Бережёт густую тень.
Подосиновик последний
Сдвинул шапку набекрень.
(А. Твардовский)
***


Время Осенних Песен

Время Осенних Песен... Лично для меня - это всегда долгожданная пора. Время, когда волшебство чувствуется особенно сильно. Время осенних дорог, время серых крыльев, время вечера года, время, когда что-то эдакое в груди особенно явно даёт о себе знать.

Поэтому рождаются вот такие совместные стихи.
Этот - мы писали вдвоём с wetfield.
Пусть отныне хранится и здесь.

Сегодня дыханьем свежим по небу гуляет ветер,
И утро роняет слёзы на сонный осенний лес.
У года бывает утро, а нынче - приходит вечер,
Зовёт нас дорога к морю, за грань неземных небес.

Дорога златого света зовёт нас куда-то снова,
Закат золотой рисует её в небесах опять:
И мы, погрустив о Лете, не в силах не слышать Зова -
О Осень,ты вновь приходишь, чтоб нас в Валинор позвать.

И мчатся по небу тучи, дорогой своею дальней,
Не станет однажды силы смотреть на их мерный бег.
В листве растворяясь желтой, на сердце мотив печальный
Умчит сквозь туман осенний ладью в небеса навек.

И шепчет осенний ветер какую-то песнь хмельную,
И листья узором лягут, по тёмной воде скользя...
Под тихие звуки эти о прошлом душа тоскует,
И ждёт-не дождётся вести о том, что забыть нельзя.

Утро туманное


В это время звёзды уже растаяли в молочно-белой пене едва показавшегося первого отблеска нового утра, и хоть западная часть неба всё еще пытается сохранить хотя бы кусочки уходящего цвета, но напротив него - уже ярко пылает оранжево-красным огнём рассветное небо.

Солнце восходит над миром, сначала показывая только краешек из-за тёмной полосы горизонта, пробуя первым лучиком рассветное небо, как будто примеряясь, и вдруг выпрыгивает сразу всё, как ныряльщик в тёплое летнее море.

Плотный туман низко стелется над густо заросшей камышом мелкой речушкой, как будто укрывая её тёплым одеялом, отчего стоящему на возвышении долина реки кажется заполнена не водой и камышом, а текущей, подобно воде, ватой. А с другой стороны, из-за далёкой лесополосы, только-только поднялось всё еще красное спросонку солнце, и его утренний оранжевый свет отразился на верхней границе тумана, как на столе, создавая причудливые формы и узоры.

Вот так настаёт новый день, полный дел и забот, полный жизни, полный этого мира, полный ветра и неба, зелени и огня, полный творчества и труда, и счастливого звонкого смеха.

Желаю вам в полной мере ощутить его красоту и свободу.
Всем всего!
с уважением, Кумехтар.

Небо тучкой брови хмурит,
В поле росы холодны,
Тускло,в полосе лазури,
Звезды сквозь туман видны.
Бледность звезд венчает утро,
Пляшет лучик в камышах.
И уже над речкой,смутно,
Виден солнца первый шаг...
(Стихи и фото - Ирина Сенчукова)

(no subject)

Дорогие друзья, давно хотел спросить: не знает ли кто-нибудь, вот по этому стиху
[Spoiler (click to open)]
Перевод Г. Усовой:
Да что вы, да что вы,
Куда вы, куда вы?
Сносились подковы,
Тут всюду канавы,
Манит вас опушка,
Журчит здесь речушка,
Ха-ха!

Останьтесь-ка лучше,
По нашему зову.
Костер лижет сучья,
Лепешки готовы.
Тра-та, тра-та-та-та,
В долину, ребята,
Ха-ха!

Куда ж вы, бедняги?
В лесу что-то рыщут,
Трепещут, как флаги,
У них бородищи.
И Фили, и Кили
На пони вскочили
В лесу,
Ха-ха!

У нас бы остались,
Чем мчаться в тревоге,
Ведь пони устали
И сбились с дороги.
День клонится к ночи,
Останься, кто хочет,
И песенке этой
Внимай до рассвета,
Ха-ха!

Из пеpевода Н.Рахмановой, 1976


нет ли случайно песни?
Это - одна из моих самых любимых песен из всего Толкина. Очень хотелось бы послушать в песенном варианте.

Искал сюда картинку - весёлых эльфов у костра - ведзе эпик, суровые взгляды, оружие, броня, война.... Нигде нет обычного весёлого течения жизни. Только это нашлось, хотя оно не в тему.

Самому что ли рисовать учиться? )))

***

На досуге мы любим красивые сказки
О сраженьях, которые смолкли давно.
Мы легко примеряем забавные маски
И охотно играем в героев кино.

Искушенных детей двадцать первого века,
Нас непросто растрогать чужою судьбой.
Мы смеёмся: «Да полно, а было ли это?»
Это было. И было совсем не игрой.
[Spoiler (click to open)]

Это было не в сказке – вставали на битву
И в последнем сражении шли до конца
И, встречая конец, возносили молитву,
Перед смертью и злом не склоняя лица.

Это было – лежала тропа под ногами
И была как судьба – не сойти, не свернуть.
От знакомой калитки – в кошмары и пламя,
Это долг, это рок, это зов, это путь.

Это было не в сказке – сердца подставляли
Не под меч – под проклятье безжалостной тьмы,
За все то, что любили и то, что теряли,
Уходя навсегда, чтобы выжили мы.

Это было – другим отдавали надежду,
Не оставив себе, понимая не раз:
Нет обратной дороги, не стать уже прежним,
Не вернуть беззаботных, незнающих глаз.

Это было – несли непосильное бремя,
Расставаясь с краями, где свет и друзья,
Шли, ломая свой страх, сквозь жестокое время,
Обреченные знать, что вернуться нельзя.

Это было – за другом до самого края,
До предела теней, до смертельной черты,
Шли, себя не щадя, без оглядки сжигая
Все, ведущие к памяти прошлой, мосты.

Шли по лезвию бритвы меж тенью и светом,
И теряли родных, и боролись с судьбой,
И ценою любви становилось бессмертье,
А ценою бессмертия – вечная скорбь.

И эпоха чудес ускользала, как ветер,
И ключи от рассвета в заоблачный край,
Унесли сероглазые звездные дети,
Оставляя нам свой увядающий рай.

Это было – в молчанье последнего моря
С поседевших причалов ушли корабли.
Уносили ветра вековечное горе,
Только горечь разлуки стереть не смогли.

Нет, не в сказках на смерть уходили герои,
И не в книгах ломались границы миров.
Они жили, страдали, любили, боролись,
Чтобы мы не забыли, где зло, где добро.

Не на книжных страницах проходят сраженья:
Наше сердце – вот ставка на этой войне.
И принять неизбежно придётся решенье,
Сделать выбор, на чьей мы стоим стороне.

Между светом и тьмой, между жизнью и смертью
Человек выбирает с начала начал:
Пустота или истина, власть или жертва,
Золотое кольцо – или белый причал.