Category: животные

Когда море спит

Казалось бы, море - вон оно какое - большое, шумное, неведомое - разве оно может спать?

Лично я думаю, что может.
Зимнее море совсем не похоже на летнее. Летнее море настолько живое, с искрящимися на солнце брызгами, шумом прибоя, со своей аурой спокойствия, отдыха, способностью отгораживать человека от всех его проблем и забот, заботливо окутывая своей животворной магией, даря ощущение чего-то далёкого, неизведанного и прекрасного.

Зимою - море совсем иное. Не шелохнётся волна, не шумит прибой, не сверкают на ярком солнце брызги волн. Сейчас оно похоже на спящего большого пушистого кота, который может согреть знающего человека своим теплом, окутать своей магией, но не совершит никаких действий, не сотворит никакой осознанной магии, потому что спит. Придя к морю зимой - попадаешь как будто в фоновую магию, ауру моря, и желаешь ему приятных снов, до весны или лета, даст Бог - тогда свидимся.

Спи спокойно, моё Море. Пусть никакие тревоги не нарушают твой спокойный сон.

Из найденого

"Есть такой прикол. Знаете почему про ослов говорят что они глупые? Потому что они упёртые. А знаете почему про собак говорят что они умные? Потому что они легко учатся."

Потому что осень



[Spoiler (click to open)]
Осень. Сказочный чертог,
Всем открытый для обзора.
Просеки лесных дорог,
Заглядевшихся в озера.

Как на выставке картин:
Залы, залы, залы, залы
Вязов, ясеней, осин
В позолоте небывалой.

Липы обруч золотой —
Как венец на новобрачной.
Лик березы — под фатой
Подвенечной и прозрачной.

Погребенная земля
Под листвой в канавах, ямах.
В желтых кленах флигеля,
Словно в золоченых рамах.

Где деревья в сентябре
На заре стоят попарно,
И закат на их коре
Оставляет след янтарный.

Где нельзя ступить в овраг,
Чтоб не стало всем известно:
Так бушует, что ни шаг,
Под ногами лист древесный.

Где звучит в конце аллей
Эхо у крутого спуска
И зари вишневый клей
Застывает в виде сгустка.

Осень. Древний уголок
Старых книг, одежд, оружья,
Где сокровищ каталог
Перелистывает стужа.
(Б. Пастернак)
***

Осень ранняя.
Падают листья.
Осторожно ступайте в траву.
Каждый лист — это мордочка лисья...
Вот земля, на которой живу.

Лисы ссорятся, лисы тоскуют,
лисы празднуют, плачут, поют,
а когда они трубки раскурят,
значит — дождички скоро польют.

По стволам пробегает горенье,
и стволы пропадают во рву.
Каждый ствол — это тело оленье...
Вот земля, на которой живу.

Красный дуб с голубыми рогами
ждет соперника из тишины...
Осторожней:
топор под ногами!
А дороги назад сожжены!

...Но в лесу, у соснового входа,
кто-то верит в него наяву...
Ничего не попишешь:
природа!
Вот земля, на которой живу
(Б. Окуджава)
***

Любви возвышенной истоки
леса и пажити хранят.
Незримо Пушкинские строки
вплелись в осенний листопад.

И среди чуткого молчанья
в купели золотого сна
Душа полна очарованья
И светлых дум она полна.

Родной поэзии свобода
объяла так и даль и высь,
что где тут Пушкин, где природа,
пойди попробуй разберись...
(Н. Рачков)
***

Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.

Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.

Солнце реже смеется,
Нет в цветах благовонья.
Скоро Осень проснется
И заплачет спросонья.
(К. Бальмонт)
***

Меж редеющих верхушек
Показалась синева.
Зашумела у опушек
Ярко – жёлтая листва.
Птиц не слышно. Треснет мелкий
Обломившийся сучок,
И, хвостом мелькая, белка
Лёгкий делает прыжок.
Стала ель в лесу заметней -
Бережёт густую тень.
Подосиновик последний
Сдвинул шапку набекрень.
(А. Твардовский)
***


Картинки

Просто несколько картинок, которые меня впечатлили

[Spoiler (click to open)]

Это про свободу. Почему-то небо - мне кажется именно тем местом, где можно полностью прочувствовать всю свободу, сколько её бывает в этом мире. Очень жаль, что у меня нет крыльев. Всегда хотел научиться летать, не смотря на то, что немного боюсь высоты.


Продолжение темы о свободе. Когда всё земное, все проблемы, всё, что ты до сих пор знал или видел, остаются где-то внизу, под облаками, и ты смотришь на мир новыми глазами, не пребывая под властью бед и печалей.


Моя старая тема про летающих китов. Хотелось бы увидеть такое хоть раз. У Толкина, вроде бы, такое было.


Чей-то арт по Толкину. Зацепил тем, что очень похож на мои представления про скрытую долину Ривенделл. Обычно её рисуют висящей над жутким обрывом, под горой, обрамлённой ревущими водопадами. И не думают, что вообще-то там жило очень немало эльфов. Что они там ели, на том обрыве, во что одевались, и как ютились на том клочке земли - рисовальщики предпочитают не думать. А я вот уверен, что Ривенделл выглядел как-то вот так, как на рисунке. Только между рекой и лесом - было еще больше пространства, и рос большой высокий лес.


Продолжение темы про летающих китов. Я где-то читал, что на службе у лорда Ульмо состоит кит Уин, который может заплывать в наши океаны, смотреть здесь обстановку, а потом - уплывать назад во Внешний океан. А поскольку нынче земля круглая - то добираться ему сюда приходится примерно так же, как и эльфийским кораблям, тоесть - по небу. Видимо, что-то в этом всё же есть, раз эта тема всплыла среди людей.


Просто домашний уютный ёжик. Зацепил именно ощущением Дома, и безмерным счастьем по этому поводу.


Опять киты... и облака... и рыжие красавицы. Что еще нужно для счастья?
(голос из-за кадра: "Мешок денег...")

Старое, из архивов. То, что до слёз. И по настроению.

Не выросли птицами
Саша Бест
В тот век, когда небо хлестало плетьми
И тучи вязало крылатыми спицами.
Все птицы мечтали, что станут людьми,
А люди мечтали, что вырастут птицами.

Но в день, когда небо осело на лед,
И камни на сердце небесном растаяли.
Все люди вдруг кинулись в первый полет
И ночь бороздили пернатыми стаями.

Но утром они вдруг попадали вниз
Такими бескрылыми, странными, голыми
Корили себя за проклятый каприз
И бились о камни, хватались за головы

А небо звало всех крылатых детьми
Их судьбы вязало огромными спицами.
- Поэтому птицы не стали людьми?
- Нет-нет, это люди не выросли птицами.

Старый сад

Большой старый сад тоже был когда-то молодым. Безмерно юный, он даровал не только плоды, но и потрясающее ощущение жизни, молодости, расцвета сил. А теперь вот, по прошествии нескольких десятков лет, оставляет острое ощущение увядания, как оно есть.

Я бы не писал о нём, в конце концов - нету ничего удивительного в увядании в этом мире для эльфа. Он видел многое, и увядание - уж точно не станет для него откровением. Но всё же - меня очень затронул этот сад, его остро ощущаемая старость, так как она показалась мне очень символичной, показательной, показывающей состояние всего этого Мира, как я его вижу.

Скрываемые туманом, виднеются там и тут полуживые деревья, наполовину состоящие из сухих разваливающихся обломков. За их спинами и между ними, будто надгробия, торчат из тумана обгнившие, обломанные пеньки и полностью сухие скелеты. Напоминающие скрюченных стариков, виднеются дряхлые почти мёртвые тени с одной торчащей в сторону веткой. И между ними, в пространствах от давно исчезнувших деревьев, прорастает терновник, полный не просто жизни, а какой-то оголтелой, безбашенной силы, как будто и самому Дьяволу он будет яростно смеяться в лицо.

Я шел по этому саду, сам себе напоминая призрака, слушая старческое ворчание деревьев и редкие голоса смелых зимних птиц, и думал о том, как страшно, как грустно, как нелепо выглядит яростное желание жить среди пепла и увядания, среди такой отчаянной старости. Я думал о том, как много всего уже произошло, как велика и безмерна память, как страшно всё же истинное обличье этого неизменного спутника этого Мира - увядания.

С грустью и тяжелым сердцем ты уходишь,
и нечего больше сказать, так как мир изменился на веки,
и листва на деревьях покрывается золотом, и солнце тускнеет,
как бы хотела я обнять тебя крепче.

Арвен