?

Log in

No account? Create an account

Весна

Это был один из первых по-настоящему тёплых дней.
Лес еще только-только просыпается от зимнего сна.
Впечатлений - масса.

[Spoiler (click to open)]






— Вы — кузнец?

Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.

— А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.

— Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.

Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.

— Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.
[Spoiler (click to open)]
— Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.

— Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.

— Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?

— Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.

— А потом?

— А потом наточить, если это возможно.

Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.

— Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…

— А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?

— Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.

— Вам виднее. Как вы себя чувствуете?

— Да вроде нормально.

— Нет тошноты, головокружения, болей?

— Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.

— В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.

Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.

Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.

— Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.

Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

***

Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.

— Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.

— Что вы сказали? — тихо произнесла она.

— Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…

— Оружие? Вы сказали оружие?

— Может я не так выразился, просто…

Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.

— Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.

— Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.

— Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?

— Н-не знаю…

— Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.

— Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.

Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.

— Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?

— Но… А как же?…

— Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!

Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.

Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.

— Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.

— Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.

— Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…

Глаза Смерти заблестели.

— Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!

Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.

— Можно один вопрос? — послышалось сзади.

— Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.

— Да.

— Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

Пара слов о магии

— Нacтавник! Я тoлько и дeлаю, что подмeтаю Вaшу лaбоpaторию. Когда Вы нaчнете учить мeня мaгии?
— Что же конкретно ты хочeшь изучaть?
[Spoiler (click to open)]
— Aлхимию!
— Иди нa химфaк.
— Ну тогда… Плaнетарную мaгию!
— Учи aстрономию.
— Поднимaть мeртвецов?
— Мeдфак, на рeаниматолога.
— Эм… Зaклинания читать хочу!
— Начни с инострaнных языков.
— Прeдсказывать погоду?..
— Мeтеорология.
— Ну хоть пaрочку фаeрболов…
— Физика, рaздел тeрмодинамики.
— Не хочу скучную физику, хочу измeнять её законы!
— Сопромaт.
— А фaмильяра завeсти можно?
— Биология и зоопсихология.
— Гaдать на кaртах?
— Психология.
— Зeлья варить?
— Кулинaрия.
— Искать места силы?
— Гeография.
— Что же мне дeлать?..
— Дeржи метлу, подмeтай дальше.
— А улeтеть на ней можно?..
— Авиaстроение.
— Понятно. Подмeтаю…
— Отoж

Мимолётное

Лучшее фото, что я видел за последние пол-года.
Заставляет задуматься о счастье, и о том, что нам на самом деле для него нужно. Именно нам, именно для счастья, а не для поддержания придуманного телевизором и всякими злодеями образа "успешного человека", и прочих подобных неестественных и вредоносных идей.

Мимолётное

Сегодняшнее утро начиналось с маленьких рваных тучек, будто специально, мелкими кусочками раскиданных по небу, и подсвеченных ярко сверкающей, хоть и неполной луной, отчего небо отчетливо казалось именно куполом, его кривизна была особенно подчеркнута необычным рисунком.

Солнце еще не взошло, только неяркое грязно-розовое пятно начинает проступать на востоке.

Дикие утки на пруду орали так громко, что мне показалось, будто они там с ума посходили. Я их за километр слышал.))

Деревья всё еще не облачились в свои летние наряды, но лес уже совершенно определённо - проснулся. На некоторых деревьях уже начали распускаться почки, среди прошлогодних опавших листьев слышаться шорохи, ну и птицы, которые, постепенно просыпаясь, начинают свой утренний концерт.

А солнце - всё ближе, и вот, грязно-розовое пятно становится всё более ярким, мгновение - и большой красный диск поднимается из-за горизонта.

Балалайка.

Я даже не ожидал что она на такое способна.
Шок.

Утро туманное

Не перестаю радоваться раннему весеннему утру. Когда звёзды начинают блекнуть под еле видным, наступающим светом дневного светила, а туман широким одеялом укрывает не только низину реки, но и уходящие вверх дороги и поля, и редкая лесополоса в его серых клубах напоминает то ли могучее воинство, застывшее за стеною щитов, то ли верхушки древних башен неизвестного города. Первые птицы, просыпаясь среди не облаченных пока листвою ветвей, оглашают седую тишину робкими трелями, абсолютно неслышно и незаметно, небо на востоке начинает загораться грязно-оранжевым светом, постепенно всё более чистым и ярким, и мир, просыпаясь, готовится к новому дню.

Вот такое утро станет наградой раннему путнику, спешащему по уходящей куда-то в даль и в плотные клубы тумана дороге по своим неведомым делам.

(фото не моё)

Тем, для кого это важно.

Кто собирает себе ПК сейчас, и кому не нравится Windows 10 - отныне он может купить материнку под Интел 8-й и 9-й серии на В365-м чипсете. Особенностью этих матерей является то, что на них становится старая-добрая Windows 7.

Отныне у вас есть выбор.
Вот так умеют делать люди, если захотят. И пока это так - для нашего мира еще есть надежда.


[Spoiler (click to open)]









И всё это сделал ОДИН человек. Всего один человек.
– Мир тeбе, – ласково сказал Aнгел, присаживаясь рядом с Котом на толстую ветку и стряхивая с неё снег.
– Привет, – Кот приoткрыл зелёный глаз, лeниво оглядел Aнгела и отвернулся.

Ангел спрятaл под крыльями бoсые ноги и посмотрел вниз. Под ними лежал белый двор, полный смеха, визга, летающих снежков и скрипа шагов.
– Высoко ты забрaлся, – сказал Ангел, оценивая расстояние до земли.
– Зато сюда даже Сашкин снежoк не долетит.
Ангел понимающе кивнул и подобрал опущенные крылья. Помолчали.
[Spoiler (click to open)]
– А ты что, за моей старушкой явился? – не поворачивая головы, спросил Кот. Голос его был такой же ленивый, но Ангел сразу увидел, как сгустилась вокруг него боль и тревога.
– Нет, я ни за кем.
– А! – Облачко тревоги поредело. – Она каждый день говорит, что скоро Ангел её заберёт, - счёл нужным объяснить Кот. – Видно, другой прилетит…

Опять помолчали. Но, видимо, Кота всё же беспокоило присутствие Ангела, и он как можно равнодушнее спросил:
– А ты сюда зачем?
– Да так, отдохнуть присел. Парнишку одного в вашем городе от него же самого спасал. Ох, и трудная это работа! Теперь домой лечу.
– Так ты, это… и от болезни можешь?
– Смотря какая болезнь. Но многое могу. Хранитель я.
– Так чего же ты тут расселся?! – взревел вдруг Кот. – А ну пошли!
И он рыжим вихрем слетел на землю. Ангел тихо приземлился рядом.
Старушка была такая худенькая, что Ангел не сразу разглядел её среди белых подушек. Глаза старушки были закрыты, а грудь ходила ходуном, заполняя всю комнату хрипом, свистом и всхлипами. Ангел наклонился над нею, положил на грудь белые крылья и стал что-то шептать – ласково и тихо. Пока он так стоял, Кот подбросил в печку дров, подвинул на плиту остывший чайник и поставил большую кружку с молоком, сыпанув в неё какой-то травы – готовил питьё для хозяйки.

Когда Ангел разогнулся, дыхание старушки было ровным и тихим, впалые щёки порозовели.
– Пусть поспит, – сказал он Коту. – Ослабла она сильно.
Кот отвернулся и быстро вытер глаза.

Старушка спала, а Кот и Ангел пили чай, и Кот всё подливал в свой чай сливки, а Ангел улыбался, глядя на него.
– Я, наверное, останусь пока у вас, - сказал он, размешивая мёд, - Пока Михайловна не встанет.
– А ты откуда знаешь, что она Михайловна?
– Я же Ангел. Я и то знаю, что тебя Чарликом зовут.
– Значит, вроде познакомились, – хмыкнул Кот. – А тебя как величать?
– А у нас имён нет. Просто Ангел.
Кот молча подвинул ему сливки и прихлебнул из кружки.
Тикали над столом ходики, трещали в печке дрова, за окном усиливался ветер.
– Вот ты спрашивал, зачем я высоко залез, – усмехнулся вдруг Кот. – Выходит, тебя ждал. – И задумчиво добавил, прислушиваясь к ветру: – Носки тебе связать надо. Что ж ты босиком-то по снегу?..

© Людмилa Сocнина